+7 (812) 315-26-67
г. Санкт-Петербург
наб. реки Мойки, д.28
Записаться на прием
Записаться

Записаться
Задать вопрос

Психоанализ в российском гуманитарном знании

Автор статьи: Детковская Ольга Александровна

Детковская Ольга, психоаналитик

преподаватель Восточно-Европейского института психоанализа,

хранитель архивных и библиотечных фондов ВЕИП

В статье в общих чертах рассматриваются вопросы становления психоанализа в России от начала ХХ столетия до наших дней, уделяется внимание некоторым особенностям этого процесса. Затрагивается проблематика специфики российского психоанализа в контексте происходящих изменений в современном мире и нашей стране.

The article concerns the emerging history of psychoanalysis in Russia from the beginning of the XX century through nowadays, and places specific problems of development of psychoanalysis in Russia in a broader context of ongoing changes in the world and in our particular country.

Как известно, психоанализ как научное течение вырос из метода лечения истерических расстройств на рубеже ХIХ – ХХ веков и представляет собой: 1) метод лечения психических расстройств (психотерапию), 2) способ изучения бессознательных психических процессов (психологическое исследование), 3) учение о бессознательном (метапсихологию). Сам основатель психоанализа Зигмунд Фрейд (1856-1939) представлял свое детище широкой общественности не из-за того, что это один из видов терапии, а «из-за содержащейся в нем истины, из-за его способности объяснить то, что касается человека ближе всего, - его собственную сущность, а также из-за взаимосвязей, которые он открывает между самыми различными областями его деятельности» (10:589). Идеи Фрейда нашли широкий отклик у российской интеллигенции в дореволюционной России (так сложилось, что первый иностранный язык, на который были переведены работы Фрейда – русский, произведение «О сновидениях», 1901 г, представляющее собой краткое изложение «Толкования сновидений», 1900г, а в 1904 году был опубликован перевод и самой этой работы). До середины 20-х годов ХХ века в России были переведены на русский язык и опубликованы почти все основные тексты Фрейда, были изданы труды других зарубежных аналитиков (А.Фрейд, М. Кляйн, Э.Джонс и др).

К сожалению, период расцвета психоанализа в России оказался очень недолгим. Так в 30-ые годы психоанализ и как научное мировоззрение и как метод терапии был подвергнут идеологическому гонению. Один из постулатов построения развитого социализма, а затем и коммунизма предполагал воспитание нового унифицированного человека, что никоим образом не связывалось с представлением о личной уникальности каждого в психоаналитической парадигме. В период жесточайших репрессий против инакомыслящих психоанализ как научное течение был, конечно, обречен на забвение, если не общественностью, то официальной наукой. До средины 80-х годов прошлого столетия упоминать в официальных изданиях о психоанализе можно было только в контексте критики «западной буржуазной идеологии». Однако нужно отметить, «что, несмотря на официальный запрет, психоанализ всегда существовал в СССР в качестве своеобразного подполья. Фрейда читали, обменивались немногочисленными книгами, проводили дискуссии и даже практиковали психоанализ, правда, называя это как-либо иначе» (5).

В конце 80-х с изменением социально-экономических и политических приоритетов в России вновь стали публиковать работы Фрейда, в 90-е стали создаваться психоаналитические общества, институты, издаваться психоаналитические журналы – все это можно ознаменовать как возрождение психоанализа в России или как «второе пришествие», когда «на российского читателя вне всякой логики и хронологии обрушилась западная культура последнего столетия» (1:100). Несмотря на всевозрастающий интерес и развитие идей психоанализа, несмотря на то, что в стране от года к году возрастает количество людей называющих себя «психоаналитиками», дебаты о феномене «психоанализа» в современной России ведутся до сих пор – о его наличии как такового, о его месте в терапевтической практике и о нем, как социально-культурном явлении. В российском реестре специальностей официальной профессии «психоаналитик» нет. Подписанный в 1997 году Б.Н. Ельциным «Декрет о психоанализе» казалось бы дал возможность для официального развития идей психоанализа. Э. Рудинеско в своем тексте «Как писать историю психоанализа» приходит к выводу, что для развития психоанализа в той или иной стране необходимы определенные условия: гражданская свобода личности (безусловно, со свободой слова и независимых профессиональных объединений), т.е. то, что мы сейчас называем «гражданским обществом» и к построению которого стремимся, и концепция психики и психических расстройств. Помимо этого, конечно, необходим интеллектуальный и культурный потенциал для восприятия и развития нового в контексте изучения субъекта (7). В современном мире, как у нас в стране, так и зарубежом, в условиях постоянной переоценки устоявшихся ценностей разрушаются традиционные узы, удерживавшие человеческую патологию в узких рамках тех или иных социальных ниш (4). В 2005 году Центральный институт психиатрии представил данные исследования о психическом здоровье населения России. Если не брать во внимание огромное число тяжелобольных (шизофреников, параноиков и т.д.- более полумиллиона человек), было отмечено, что 40% наших соотечественников страдают от психических расстройств, а 7% здоровых людей время от времени впадают в глубокие депрессии. Это, в общем, подтверждает, высказывания М.М. Решетникова, что «уже к 2020 г. психические заболевания станут ведущими причинами инвалидизации населения планеты, при этом униполярная депрессия займёт второе место (после ишемической болезни) в первом десятке заболеваний, ведущих к инвалидности» (6:157). Поэтому в данном контексте можно сказать, что потребность в различных видах психотерапии будет возрастать. И психоанализ не является исключением. Так по результатам анкетирования участников Первого съезда врачей-психотерапевтов и психологов-консультантов Северо-Западного региона Российской Федерации 23-25 ноября 2007 года, проходившем в г.Санкт-Петербурге психоанализ и психодинамическая терапия занимает второе место. Так или иначе, в ХХI веке психоанализ и психоаналитическая терапия будут пользоваться спросом у части населения и в России, а не только в зарубежных странах мира, где такое лечение достаточно востребовано, а в некоторых странах, как например, в Германии, психоаналитическая терапия входит как услуга медицинского государственного страхования. Однако в мире снижается востребованность населением психоанализа, в России, наоборот, интерес к психоанализу неуклонно возрастает. Тем не менее, споры о правомочности психоаналитических идей, их научности и приемлемости для российского менталитета не затихают между сторонниками и ярыми противниками психоанализа. Так, «сегодня в различных публикациях отечественных авторов встречаются призывы как к разоблачению З. Фрейда, являвшегося, по их мнению, «шарлатаном», «мошенником», «наркоманом», «преступником», «сексуальным маньяком» и «злейшим врагом человечества», так и к ниспровержению психоанализа, представляющего собой, с их точки зрения, «псевдонауку» и «мистификацию», оказывающую воздействие лишь на «глупых и легковерных людей»» (3). Параллельно с клинической практикой развивается и прикладной аспект психоанализа, несвязанный с лечением психических расстройств, а рассматривающий виды деятельности индивида в различных областях как социально-экономической, политической и культурной сферах.

Трудно не согласиться с тем, что Россия - страна, которая является частью «современной постиндустриальной культуры». Каждый россиянин как носитель этой культуры в определенной степени чувствует тотальное отчуждение и в личностном и коммуникативном смыслах. На Западе, да и у нас, расстройства в области межличностных отношений стоят на первом месте, при которых в большинстве случаев и обращаются за психотерапевтической помощью. Конечно, тоталитарное прошлое России, а также некоторая культурная изоляция повлияли на тип переживаемых россиянами невротических расстройств. Как отмечают наши авторы (см. например Автономова Н.С.) и некоторые зарубежные аналитики (см. статья Куликова А.И. «Специфика проблематики современного российского пациента» в Психоаналитическом вестнике № 2(8) за 1999) сходятся в том, что в России, в отличие от Запада, несколько нарушены и процесс преемственности поколений, и процесс формирования половой и родительской идентичности. Примером этому могут служить общеизвестные ситуации, когда родители вмешиваются в жизнь взрослых детей, давая последним настоятельные рекомендации и наставления, лишая их возможности нести ответственность за собственные решения и поступки, что в итоге ведет к известной инфантильности. Дети, повзрослев в физическом смысле, так и остаются детьми, «бессознательно отказываясь от взрослой жизни», при этом берут ответственность за престарелых родителей, становясь, таким образом, родителями для собственных родителей. Конечно, все это накладывает отпечаток на внутренний мир человека, что в клиническом виде может проявляться как чувство вины, постоянная тревога, рефлексия как вид жертвенности или сама жертвенность. Корни этого можно, конечно, найти в российской ментальности. Недаром Фрейд, обращаясь в одной из своих работ к теме «гигантского эксперимента» в Советской России (9), пишет о том, что русской душе необходима некоторая греховность для достижения наслажденья от жизни (вспомним «Преступление и наказание», где наказание как таковое совершается не из вне, а от собственных запретов и терзаний), необходимо совершить что-то ужасное, а мучительный путь раскаяния – путь к очищению. Все это можно рассматривать и как «самоанализ», который достаточно близок склонной к рефлексии русской душе.

Еще одна проблема современной действительности – это нарушение полоролевой идентификации. Этот феномен ярко проявляется в последние два десятилетия - мужчины становятся более феминными, а женщины – маскулинными, что, конечно, обусловлено как историческими фактами (две мировые войны, лагеря ГУЛАГ и т.п., т.е. создавались условия, при которых женщины брали на себя функции мужчин из-за катастрофического недостатка последних), так и социально-культурными – в Советском Союзе детей, как правило, воспитывали женщины: сначала ясли, затем детский сад, школа, где лишь за редким исключением работали мужчины. Возможностей для мужской идентификации недостаточно. Хотя, думается, эта проблема изучена не до конца и в ней еще много лакун для заполнения..

Несмотря на продолжающуюся критику психоаналитических концепций, психоанализ не только продолжает свое существование, но и завоевывает все новых сторонников. Последователи Фрейда практикуют искусство понимания и толкования, дешифруют симптомы и символы сновидений. В итоге невротические нарушения, черты характера, непонятные поступки и навязчивые мысли находят свое объяснение в биографии: они занимают свое место в индивидуальной истории жизни, это части того целого, которое должно открыться пациенту. Пациент выстраивает свое прошлое в целостный и связный «рассказ». Психотерапевт не просто интерпретирует прошлое, он изменяет жизнь пациента: инструмент интерпретации вторгается в жизнь, изменяются установки, самооценка и отношения с другими. Можно сказать, психоанализ не знает конца, можно продолжать его всю жизнь. Чисто теоретически он прерывается, когда достигнута «истина» - освобождение от невротических симптомов, исцеление пациента, которое происходит вместе с переосмыслением себя и окружающих, своего прошлого в диалоге с психоаналитиком.

«Одна из ролей психоанализа, наверно, состоит именно в том, что с помощью прояснения человек пытается хотя бы частично освободиться от слишком тяжелых и тотальных последствий, которые отягощают его тем, что ограничивают или даже зачеркивают его автономность в рассуждении и действии. Иными словами, психоанализ может побуждать человека к переходу от иллюзорного всемогущества, через страх перед тотальным бессилием – к более реальному ощущению «нормальной силы»» (8:129).

Литература:

  1. Автономова Н.С. З.Фрейд в Европе и в России: парадоксы «второго пришествия»//Зигмунд Фрейд – основатель новой научной парадигмы: психоанализ в теории и практике (к 150-летию со дня рождения Зигмунда Фрейда). Материалы Международной психоаналитической конференции. 16-17 декабря 2006 г. Москва. В2-х т. Т.1 – М.: Русское психоаналитическое общество, 2006. – С.99-106.
  2. Куликов А.И. Специфика проблематики современного российского пациента//Психоаналитический вестник № 2(8),1999.- С.142-151.
  3. Лейбин В. М. Будущее психоанализа. Интернет ресурсы: http: //journal.prognosis.ru
  4. Орлов А.Б. Открытое общество: взгляд психолога (открытое письмо Дж. Соросу) // Вопросы психологии. 2003. №1. С.154-158.
  5. Решетников М.М. Выступление Президента НФП на 2-й Международной Конференции "Первые десять лет психоанализа в России" (2001).
  6. Решетников М.М. Экономические и организационно-методические проблемы психотерапии.// Экономическая психология: современные проблемы и перспективы развития: Сб. статей.- М.: 2002.С.157-161.
  7. Рудинеско Э. Как писать историю психоанализа// Психоанализ и науки о человеке. М.: Прогресс-Культура, 1996.
  8. Фонда П., Йоган Э. Развитие психоанализа в последние десятилетия.//Психоанализ в развитии:Сборник переводов. –Екатеринбург: Деловая книга, 1998. –С.128-147.
  9. Фрейд З. (1927) Будущее одной иллюзии (Die Zukunft einer Illusion)// Фрейд З. Художник и фантазирование: Пер. с нем. – М.: Республика, 1995.
  10. Фрейд З. Введение в психоанализ. Лекции.-М.: ООО «Фирма СТД»,2003.
Запишитесь к психологу сейчас
Консультация психолога или психотерапевта поможет преодолеть кризис в жизни или в отношениях, вернуть уверенность в себе и радость от жизни.
Записаться на прием
Записаться

Записаться